17:49 

avangardist
Когда внутреннее напряжение в нас достигло той интенсивности, при которой теряется координация движений, тело оказывается собранным на шарнирах, а в голове всё скачет и путается, и ты можешь снести только рваную словесную чушь - к нам вальяжной походкой уверенного в себе маленького человека, подошёл местный начальник в расстёгнутом кителе и сигаретой в руках.

С нескрываемым удовольствием он посоветовал нам сильно не обольщаться, поскольку с таким количеством барахла, он нас за кордон просто не выпустит. Разрешение Отдела культуры было ему не указ, и он посоветовал им нам подтереться.

Он располагал временем и склонен был немного по- рассуждать.

Он до сих пор так и не понял, что подразумевается в разрешении на вывоз, если на нём стоит штамп «Без оценки». Картина, даже безнадёжно плохая, должна стоить хоть что-то: краски, холст, рамки из дерева, а это стратегический материал, наконец…Он поставлен здесь блюсти интересы державы и должен с нас хоть что-то, но взять.

Вот тут Василию в первый раз изменило его вдохновение, и он чуть не погубил в зародыше наш первый Русский сезон.

Он мгновенно утратил кураж, встал в позу просителя и заглядывая в рот, под усы, откуда шёл дым у начальника, проникновенно поведал: то, что тот посчитал за картины – просто недоразумение, дети и то лучше рисуют; что испорченный холст и засохшие краски не могут иметь никакой продажной цены, и если дерево столь ценно и держава с ним не в состоянии расстаться, - ребята мигом снимут испачканный холст и всё дерево честно сдадут…

Начальник твердел на глазах от этих речей, потеряв терпение он резко его оборвал, заявив, что сам Василий, ему прекрасно известен и он знает наперёд любой его аргумент, что будь его воля на то, он бы и Василия никуда не пустил, чтобы не позоритл отечество.

Василий стушевался и стал незаметен. Меня уже колотило, но я нашёл аргумент. Основным завоеванием эпохи было то, что нас могут выслушать перед тем, как схватить за кадык.

Я уцепился за повисший на нас как балласт штамп Отдела Культуры на наших картинах: «Без оценки», и стал логически вслух рассуждать, картина с таким клеймом не то чтобы не имеет цены – тогда неизбежны сложности со взятием пошлины, но прямо напротив, «Без оценки» значит прямо обратное – картина не оценивается как собственность её автора, и он ничего должен платить как художник. В этом нужно видеть зарождающееся право художника.

Ничего удивительного в том, что Отдел заведующий делами культуры не авторитет для таможни – их ответственность перед обществом просто не соизмерима. Но он охраняет культуру, в том числе и художника, иначе тот вымрет, или уедет и не станет его, а потом не станет культуры…

Логика дала результат, начальник заколебался, но зацепился за принцип: он принял решение и не может его изменить!

Я, глядя ему в глаза, по-слогам произнёс: «Плох тот начальник, который принимает решения, которые не в состоянии изменить». Он повернулся и просто ушёл, махнув рукой в сторону нижних чинов, дескать, пусть теперь они там с этим всем разбираются.

Как были в мыле, мы оказались в таможенном зале и его проскочили со всем багажом, с сеткой с контрабандным шампанским, икрой, которую всучил нам прагматичный Василий и пятью сотнями советских рублей у меня в Брюках в Заднем кармане – я забыл их отдать его папе.

URL
   

Дневники художника

главная