19:45 

avangardist
В нейтральных водах мы уже осмелели настолько, что выиграли спор с возмущённой нашим разгулом торговкой в валютном лобазе. Достаточным оказалось с достоинством заявить. Мы художники и гулять наше право, как раздражение нами иссякло, - нас перестали принимать за дешёвых фарцовщиков и перестали завидовать, потому что художники – ребята, что надо им не завидуют, поскольку держат за душевно больных.

Наш душевный подъём заразил даже Василия, он освежался шампанским, забыв, что в Стокгольме оно стоит «кронштейнов».

Следующей ночью, когда шторм достиг своего апогея и паром нещадно качало, мы, втроём, плясали брейк данс в ночном баре.
Палуба всякий раз убегала у нас из под ног, гремел залихватский кабацкий мотив с кассеты, с которой не рустовался Василий, пьяные шведы пели и хлопали в такт, и даже с кухни пришли посмотреть – как гуляют художники.

Несомненно, мы увлеклись, и незамедлительно вышел прокол: Виктор, оказавшийся в каюте чуть раньше меня, упал и мгновенно уснул, но дверь запереть всё же успел, и я был не в силах его добудиться. Остаток ночи, наедине со своими мыслями я шатался по кораблю.

В холле было по-настоящему душно, на палубе дул пронизывающий ледяной ветер, вздымались волны и брызгало пеной в лицо.

Будущее уже не манило как прежде, - жить расхотелось, навязчиво шёл на ум Мартин Идеен… Но «Лукич» - неуклонно сквозь шторм содрогаясь всем телом, продвигался вперёд.


Утро было волшебным! Солнце ласкало, воздух был свеж и прозрачен. «Лукич» шёл среди скал, поросших ажурной весенней растительностью. Строения всевозможных цветов, катера и яхты у берега, чайки в кильватере и лебеди, с одним только присущим достоинством! Лебеди здесь любят встречать корабли.
Шведская таможня – аккуратный сарай. Ленивый жующий резинку таможенник.
Такси степенно плывущее по дороге без ям, всё в разного рода в рекламе. Город, залитый солнцем, тут т и там отблеск воды, те же скалы вокруг и деревья на них. Улица Шкафов, где снимает квартиру Василий. Твёрдая земля под ногами, хотя нас ещё ощутимо качает.


Следующим утром мы протрезвели и погода испортилась.
Лил дождь, чуда не происходило, мы слонялись из угла в угол по квартире Василия.
Запад остался равнодушным к нашему появлению. Русская речь на другом конце телефона интересовалась не искусством, а русской контрабандной икрой и надоевшей ещё дома русской отравленной водкой.
Виктор снял телефонную трубку и задумался, услышав телефонный гудок, - звонить было некому… На что Василий коварно, но твёрдо сказал: - «Снял, клади на стол два «кронштейна, - это запад и здесь за каждый звонок нужно платить».


URL
   

Дневники художника

главная