avangardist
Валентин набычился, но пожелания наши учёл и , выбрав момент, употребил его для интеллектуальной беседы. Огоньком сигареты в полумраке весеннего вечера, он начертил Вершины звезды символизировали философию, науку, искусство. Грани – этику, эстетику и гносеологию. В центре оказались схваченными такие понятия как свобода, закон, совершенство, истина, благо и красота…..
Всё это произошло так быстро, что логично и очень красиво – мы с Виктором только рты по-раскрыли…
- Красота – это акт воли в становлении Прекрасного! – созерцая произведенный эффект, заключил Валентин.

Он выждал паузу , после которой всё пошло привычным , своим чередом.
В самом разгаре событий, на конец , приехал Василий и привёз с собой из под Москвы художника Шмагина, который поселился вместе с Орловым. Его впечатлении от открытия Запада инее не удалось почти наблюдать, но слухи до меня доходили.
По старой дружбе Шмагин достался Евгению и ему пришлось с ним нянчится, поскольку, тот ещё дома был совершенно больной. Шмагин мог жить лишь на диете и потому не мог обходится без жены , вокруг него кто-то должен был непременно плясать, и он был невероятно капризен.

Однажды по телефону Евгений устало мне сообщил, что ночью не спал , а занимался со Шмагеным, который заболел тяжёлой депрессией и всю ночь кидался из окон. Был Вызван «Амбуланс» , который ехал пять с половиной часов, как в добром отечестве. В больнице потребовали карту страховки, потом, ультрасовременным методом, сделали анализ зрачка, поняли что перед ними спятивший иностранец и утратили к нему интерес.
Но ездили всё же не зря. Это был уже второй опыт лечения по открытии Русских Сезонов – можно было увидеть во всём этом систему.
Излечение – это процесс, его длительность пропорционально количеству втянутых в него людей, и способности сопротивлению болезни больного.